0 0 10 3

«Проклятая земля, где не умеют ни составить заговора, ни судить, ни вешать!..»

Мистика в жизни поэта и декабриста Рылеева.

Вытребованный сын.

Судьба словно проверяла Анастасию на прочность: 4 ребенка, родившись больными, умерли во младенчестве. Вот тут бы и задуматься несчастной женщине: что это за зловещий знак, может, Бог не дает ей потомства из-за каких-то высших соображений? Но разве может здраво рассуждать мать, рыдающая на погосте над четвертой могилкой?.. Как напишет она впоследствии: «Я упала на маленький холмик и молила, – нет, требовала, требовала живого ребенка – живого, здоровенького!»
И мать не вымолила – вытребовала! – у Бога пятого сына. Долгожданный Кондратий родился через год совершенно здоровым.
Но сердце матери беспокоилось. Анастасия Матвеевна спросила совета у священника – как сохранить ребенка. Тот посоветовал: «По народному обычаю возьмите в крестные родители первых встреченных мужчину и женщину и нареките сына именем крестного отца». Рылеевы решили так и сделать. Когда ребенка понесли крестить, им встретились отставной солдат-инвалид и старушка-нищенка. Они и стали крестными ребенка, которого к тому же назвали в честь солдата – Кондратием.

Явление ангела.

Однако и эти предосторожности не помогли. В 3 года Коничка, как звала его мать, заболел крупом. В то время это был приговор – лекарств не существовало. Ребенок горел в лихорадке и задыхался на глазах у матери. Вызвали врачебное светило из Петербурга, но и оно не помогло. Врач вышел из комнатки умирающего дитя и сказал, глядя в пол:
– Бывают чудеса… Если вы набожны – молитесь!
К ночи ребенку стало совсем худо. Мать встала на колени у его изголовья и начала неистово молиться. Но, казалось, Бог не слышал ее – сын метался и хрипел. И тогда, забыв обо всяком смирении, мать воскликнула:
– Всемогущий Боже! Ты учил нас молиться: «Да будет воля ТВОЯ!» Но сейчас я требую: да будет воля МОЯ – оставь жизнь МОЕМУ сыну!
И вдруг откуда-то раздался странный голос:
– Опомнись, женщина, ты сама не знаешь, о чем просишь!
Анастасия Матвеевна обернулась и увидела… ангела со свечой. Он скорбно глянул на нее и горестно произнес:
– Не моли о выздоровлении! Пусть сын твой уйдет на Небеса, не испытав ужасных мук и не принеся на землю ужасного зла!
Анастасия Матвеевна вскочила и гордо вскинула голову:
– Мой сын – невинный младенец! Я вымолила его у Бога. Да будет воля МОЯ!
Ангел снова горестно покачал головой:
– Пусть будет воля твоя! Я покажу тебе жизнь сына. И тогда, коли ты согласишься, сын останется с тобой на земле.
– Я на все согласна! – яростно крикнула мать.

Шесть таинственных завес.

Ангел поднял над собой свечу и отодвинул первую завесу .
Перед матерью возникла та же комната, в которой только что умирал ее сын. Но на этот раз мальчик лежал на кроватке на правом боку, румяный и здоровый. Вот он повернулся, улыбаясь во сне. Мать ахнула – и все пропало.
Снова возник ангел со свечой и отодвинул вторую завесу .
Анастасия Матвеевна увидела своего сына лет десяти. Он сидел за столом и что-то увлеченно читал. Мать протянула к нему руки, но он был так увлечен, что не заметил ее.
И снова ангел отдернул завесу . Перед матерью возникла то ли комната, то ли панорамная картина: ее выросший сын в военном мундире быстро шел по незнакомому ей чужеземному городу. Миг – и он скрылся вдали.
А ангел уже отдергивал четвертую завесу . Анастасия Матвеевна увидела некое официальное помещение с государственным гербом. Ее Кондратий, совсем уже взрослый, сидел на службе в гражданском партикулярном платье и что-то писал.
Потом возникла пятая комната. Там было много народа. Незнакомые Анастасии Матвеевне молодые люди о чем-то спорили, говоря громко и взволнованно. Потом поднялся ее сын, и все разом смолкли. Кондратий заговорил, и его речь была воспринята с напряженным вниманием. Потом он стал читать нараспев стихи – и их приняли с восторгом. Однако сама Анастасия Матвеевна, хоть и слышала все, не поняла ни слова.
А ангел уже тянул ее к шестой завесе. Однако около ее плотной пелены он остановился и воззрился на мать огненными очами:
– У тебя еще есть ТВОЯ воля, чтобы все предотвратить. Одумайся, пока не поздно. Иначе увидишь ужас, который ждет твоего сына. Отступись, и он покинет землю, не ведая зла! Но если сейчас ты зайдешь за эту завесу, обратного пути не будет – зло свершится!
– Господь милостив! – воскликнула мать. – Он не допустит зла и оставит мне сына. Да будет воля МОЯ!
Ангел вздохнул, раздернул завесу, словно занавес. За ней, покачиваясь, скрипела… виселица. Анастасия Матвеевна в ужасе вскрикнула и лишилась чувств.

Исполнение пророчества.

Когда она очнулась, за окном тихо брезжил рассвет. Анастасия бросилась к сыну. Тот сладко спал на правом боку и тихо, спокойно дышал. «Господь услышал мои молитвы и уберег его! – возликовала мать. – Но какой ужасный сон я видела! Такого просто не может быть!» Анастасия Матвеевна снова взглянула на спящего сына. И тут мальчик повернулся, улыбаясь во сне – точь-в-точь как в начале ужасного видения…
Очнувшись, он попросил пить и есть. Мать не смела верить своему счастью, но ребенок быстро пошел на поправку. Анастасия Матвеевна решила забыть о кошмарном видении, но… Однажды, когда Кондратий вовсю осваивал книжную премудрость, она зашла в его комнату. Сын сидел за столом и что-то увлеченно читал. Мать окликнула его, но он ее даже не заметил. Зато перед ее глазами встала давняя картина кошмарного видения. И она поняла, что Небеса отдернули перед ней вторую завесу.
Потом началась война с Наполеоном. Мать пыталась возражать, когда Кондратий объявил, что вступает в армию, и горестно зарыдала, увидев его в военном мундире, но, видно, от судьбы не уйдешь… Вместе с русскими войсками Рылеев прошел через всю Европу, увидев собственными глазами, как живут люди в свободных от крепостничества странах. Потом он вернулся на родину, снова стал штатским человеком, занялся литературой. Его признали как поэта-романтика, но мало кто знал, что он еще и идеолог тайного общества.
В его дом стали приходить друзья, будущие декабристы. Мать встречала их, и ужас сжимал ее душу – в друзьях сына она узнавала тех самых спорящих молодых людей, которых видела за пятой завесой своего ночного кошмара. Значит, и шестая завеса уже была недалека…
Не удержавшись, Анастасия Матвеевна спросила сына:
– Скажи, что вы задумали? Зачем вы собираетесь? О чем говорите? Мне страшно за тебя, сынок!
Кондрат вздохнул, но ответил твердо:
– Мы стоим за правое дело, и мы готовы на все. Так нужно Отечеству. Не отговаривайте меня, маменька, а благословите!
И мать поняла, что это – конец: ужасное пророчество сбудется. Но она прижала сына к сердцу и благословила. Он же говорил о правом деле…

Загадочное письмо.

Кондратия Рылеева казнили 13 июля (по ст. стилю) 1826 года. Причем, по первоначальному приказу декабристов должны были четвертовать, но в знак царской милости заменили повешением.
Анастасия Матвеевна, в отличие от иных родственников казненных, не осудила своего сына и всю дальнейшую жизнь поддерживала светлую память о нем как могла. Долго она ни с кем не делилась страшным пророческим видением и сама боялась вспоминать о нем. Но однажды не выдержала и рассказала обо всем близким друзьям, а потом и написала свое знаменитое письмо. Правда, послание это до сих пор подвергается историками сомнениям: кто говорит, что это – результат воспаленного воображения матери, у которой смертельно болел ребенок, кто уверяет, что бедная женщина выдумала все, потрясенная казнью сына. Ну а кто и вовсе уверяет, что письмо Рылеевой – подделка. Пусть они говорят! А вы, дорогие читатели, прочтите последние строки послания матери:
«Вы, те, кому я протягиваю мои руки, с кем я говорю сейчас, может быть, через многие годы! Клянусь вам всеми страданиями, перенесенными мной, что все, написанное мной, – правда, светлая правда!»

Казнь.

..Веревки оказались разной толщины и плохого качества. Когда палач нажал на рычаг, скамьи и помост провалились в яму. Пестель и Каховский повисли, а три веревки оборвались — Муравьев-Апостол, Бестужев-Рюмин и Рылеев с грохотом (они ведь были в кандалах) обрушились в ту же яму — вслед за досками и скамьями. Бестужев-Рюмин от удара о доски потерял сознание. Рылеев расшиб себе голову — кровь заливала ему лицо. Кто-то из солдат заметил: «Знать, бог не хочет их смерти». Да и обычай был на всем свете, исстари: сорвался висельник — его счастье, — и дважды не вешали.

— Вешать, вешать их скорее! — бешено заорал Голенищев-Кутузов. Палачи выволокли из ямы несчастных.
Рылеев поднялся на ноги, посмотрел в глаза Кутузову. В полной тишине раздались его медленные слова:
Вы, генерал, вероятно, приехали посмотреть, как мы умираем. Обрадуйте вашего государя, что его желание исполняется: вы видите — мы умираем в мучениях.
— Вешайте их скорее снова! — крикнул Кутузов. Даже Бенкендорф не выдержал — пал ничком на шею своей лошади и в таком положении оставался до конца этой расправы.
- Подлый опричник тирана! — крикнул в ответ Рылеев. — Дай же палачу твои аксельбанты, чтоб нам не умирать в третий раз!
- Проклятая земля, где не умеют ни составить заговора, ни судить, ни вешать, — сказал Сергей Муравьев-Апостол.
Бестужев-Рюмин не мог держаться на ногах, — на помост во второй раз его подняли палачи. На них снова накинули петли…

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

LANAUNKNOWN — не вижу смысла.

LANAUNKNOWN · @lanaunknown 134 0 10 3

Кто-то одержит победу,

я - точно нет.

В каждом прохожем

мерещится твой силуэт.

Кто-то умеет прощать,

Я - никогда.

Но ненависть не помогает

Враз оборвать провода.

Кто-то сейчас с тобой,

Пока я пишу этот бред.

Этого хватит. Пора.

Выкчлючаю свет.

LANAUNKNOWN · @lanaunknown 137 0 10 3

Адель не может уйти, когда она мне так нужна. Нет, нет, и ещё раз нет.

LANAUNKNOWN · @lanaunknown 135 0 10 3

I don't know what I'm supposed to do
Haunted by the ghost of you
Oh, take me back to the night we met

(c) Lord Huron - The Night We Met

"13 причин почему". Лучшее, что я видела за долгое время.